Html code will be here

- Мама, у меня дырка...
Приходит время когда мы перестаем бежать к маме, когда нам больно.

Мы научаемся справляться с ней сами.

Правда..

Правда причины почему уже не бежим у всех разные:

  • Токсическая мама, которая еще подольет масла в огонь: "Сам виноват идиот!" и не посыпет рану солью:
"Я ж говорила она не та, что тебе нужна, но ты меня не слушал, а сейчас ко мне жалится прибежал..."
И тогда станет еще больнее и хуже и отпадет всякое желание показывать свою рану.

  • Мамы никогда не было
Тогда вообще все плохо, т.к. не было внутренней опоры в детстве. Не было поддерживающей фигуры, ребенок рано инвалидизируется психически и криво-косо научается опираться на себя.
Немного исправить инвалидность поможет только длительная терапия с личностно взрослым психологом (к слову, таких еще поискать нужно. Так сложилось, что у меня в терапии много психологов, которые дорастают до взрослых. А сколько на просторах "детишек, играющих в терапевтов"...)

  • Мамы уже нет в живых
Однако, если мама в свое время смогла дать вам вырасти рядом с ней психологически, повзрослеть, научила как переживать болевые моменты своим примером, то тогда неважно жива или нет, т.к. ее образ внутрипсихически живет у нас в голове и порой мы слышим ее голос и даже ведем диалоги. Это нормально.
Но если не научила, то и мысленный диалог не поможет.

  • Мама уже так стара, что ее саму нужно беречь.
Да, есть время, когда мы берем родителей на досмотр в силу их возраста или болезни.
Это родовая карма, но об этом в других статьях.
И тогда мы бережем их сердце и не показываем свои раны.
Но сам факт, что можно прийти посидеть, взять за руки и поговорить о чем-то отстраненном может облегчить нашу боль. При условии, правда, что мама не токсическая.
И однажды наступает момент, когда мы вырастаем психологически. Каждый в разное время: в 40, 56, 75...

Мы перестаем нуждаться в маме, как в утешающей фигуре. Опоры теперь есть внутри. Я сама могу себя утешить, обнять и пройти трудные минуты жизни. У меня теперь есть внутренняя опора.

Я сама себе мама, вернее, мама для своего внутреннего ребенка.
Ведь очень мало у кого из нас были поддерживающие заботливо-направляющие мамы.
В основной массе это критикующе-контролирующие родители, воспитавшие адаптивного ребенка-инвалида: удобного и послушного.

А больно бывает всем, мужчинам и женщинам.

И душевная боль сильнее любой физической.

Многие, а в особенности мужчины, не научены просить помощи. Они чаще ныряют в бутылку или (реже) в наркоту. За тем, чтобы облегчить свои душевные страдания. Но это не помогает, а лишь усугубляет.

И прийти к маме, это не про слабость. Это про силу и мудрость. Можно даже просто побыть рядом, пока она жива, и мысленно попросить помощи и поддержки, напитаться ей.

А внешне — просто попить чаю вместе.
Я уже сама давно мама.

Тоже много критиковала, сдерживала, ровняла в молодости.

И теперь очень дорожу теми минутами, когда приходит сын со своей раной (а это случается все реже), когда могу быть той поддерживающей и просто присутствующей и говорящей о чем-то отстраненном.

Но я точно знаю, что в эти моменты я возвращаю ему силы и веру в себя. Неуловимо доплетаю жилет тепла и поддержки, которое будет сопровождать его всю жизнь.

А дырка?

Дырка зарастет сама. Нужно забрать урок и, главное, ее не расковыривать больше. А мы любители (и об этом я еще напишу).
Добра и опоры тебе, сын!