Статьи

Мать её… и твою и мою! Часть 1

Pro ЖИЗНЬ Родовые программы

Часть 1. Не имеешь права!


Женщина преклонных лет и довольно внушительных габаритов вошла на кухню, везя за собой сумку-чемодан на колесиках. Она грузно села, молча расстегнула сумку и стала извлекать из нее:
- 5 палок копченой колбасы;
- 1 окорок;
- 1,5 кг конфет двух видов;
- 1 доширак;
- 2 пачки сыра
и прочую снедь...

Я спросила:
— Это что?

Она коротко ответила:
— Еда! Привезла тебя кормить, думала, ты совсем отощала здесь...

Эта женщина — моя мать. Ей уже скоро 70 и она точно знает, что мне нужно!

Она всегда это знала, с первых минут моего существования. И ей, как "настоящей матери", не нужно было у меня спрашивать: чего и когда я хочу? Не нужно было соотносить мои потребности с ее желанием сделать как лучше.

Она все знает — #онажемать!

Как ей не знать? Ведь она прожила длинную, наполненную испытаниями жизнь. И ведь выжила(!), имеет квартиру, машину, которая последних 20 лет стоит в гараже и гниет (неважно, что это лада 10-ка лохматого года). Вырастила двух детей, помогла своим сестрам не умереть с голоду в лихие перестроечные 90-е. Сменила не счесть сколько профессий и работ. Отлично разбирается в политике, тряпках, базарном бизнесе, в котировках, в ЖКХ — даже была управдомом — и много еще в чем...

Это ее жизненный опыт и ее можно за это уважать!

А уж про меня, ее дочь сорока с гаком лет, она точно все знает:
- С кем мне нужно было жить;
- С кем не жить;
- Кого нах… послать сразу, а кого нет;
- Где и на кого учиться;
- Как воспитывать сына;
- Что говорить;
- Что есть;
- С кем спать...

Ну, вы, думаю, знаете таких мам?!

И вот это явление опять произошло. Сколько раз я себе говорила, что не буду звать её на помощь. И каждый раз она оказывается самым верным помощником, но с ярким привкусом насилия. И я соглашаюсь под грузом напрасно внушаемого мне чувства вины и долга — нет у меня их, отработала в психотерапии!

На этот раз мы долго не виделись, почти год. По ее меркам почти полжизни. Это не считая регулярных звонков по телефону 2-3 раза в неделю и пары раз в месяц по скайпу. Лично для меня этого вполне достаточно. Я радуюсь тому, что живу далеко! Прийти ко мне вот так на чашку супа невозможно!

Несколько лет назад я с радостью делилась с ней своими радостями, а она бежала рассказывать их своим товаркам и сестрам. И всем-всем, чтобы показать, какую умницу и красавицу она воспитала.

Вспоминается миф про Кассиопею, знаете?
Кассиопея — мать Андромеды — без устали направо и налево хвасталась про свою красавицу дочь и это многим не нравилось. За это ее наказал сам Посейдон, наслал огнедышащего кита на их царство. И родителям пришлось пожертвовать самым дорогим — дочерью, приковать ее к скале на съедение киту, дабы спасти свой народ.

Это я к чему? К тому, что меня с детства раздражало то, что она, встречая знакомых, если мы шли рядом, начинала хвастаться мной, как обезьянкой на плече у факира. Маленькая я этого не понимала, но остро чувствовала. И, как только появилась возможность не ходить с мамой за ручку, стала оставаться дома, т.к. одну меня никуда не пускали.

Так прошла моя юность до 17 лет. Взаперти и послушании! Ну, с этим ладно... уехала я далеко в те же 17 лет и с тех пор так и живу.

Но в гости она регулярно приезжала, пока была возможность по несколько раз каждый год. И я долго не понимала, почему не могу выдержать ее присутствия более недели. Далее меня начинает рвать просто на части, я срывалась на всех и ору, как ненормальная. И на нее в том числе. Так продолжалось много лет до крайнего раза!

Выгрузив колбасу, она сказала:
- Я сейчас мало ем, а тебе этого хватит надолго!

Я не была удивлена таким заявлением и ответила:
- А ты знаешь, я колбасу не ем уже много лет! И конфет, кстати тоже.

Она удивленно-недовольно вскинула брови и сказала:
- Значит, придется начать!

Мы должны были провести вместе 2 недели. Я надеялась, что уже "проработалась" в ноль по поводу мамского и любого другого насилия за прошедший год... Но не тут-то было!
Да, работа над внутренним конфликтом между удобным ребенком-жертвой и взрослой частью был урегулирован!

Но присутствие референтной фигуры, которая и слепила такого ребенка, спровоцировала проверочную ситуацию. На 10й день совместного проживания триггером послужил килограмм клубники, который она категорически не желала покупать, а я настаивала. С рынка мы ушли порознь...

Но квартира, где жили, была одна. Она пришла немного позднее меня и, выкладывая покупки, сказала:
- Вот зачем тратить деньги, когда холодильник полон еды! — намекая на колбасу и конфеты...

На что я просто высказала свое мнение: про колбасу, про клубнику в июне, и про многое, о чем молчала много лет. Спокойно высказала!

И, когда говорила, внутренне отслеживала свое состояние. Радовалась тому, что могу говорить и слова не застревают в горле (а это все детство ангины), что наконец-то прямо смотрю в глаза, не срываюсь на крик или слезы, что моя внутренняя девочка радуется, что за нее наконец то вступился взрослый, пусть и внутренний персонаж! Радовалась тому, что могла возражать, хотя высказать все было трудно: она перебивала меня окриками, угрозами, потом давила на жалость, по итогу даже всплакнула.

Я видела, что мир для нее перевернулся. А для меня встал на ноги. Но я не ликовала, просто наблюдала.

Возможно, вы скажите, что это жестоко!


Да, возможно. Но мне жизненно необходимо было сказать все то, что я сказала. Мне стало необыкновенно легко, я поняла, что реально повзрослела!

А ведь именно об этом я рассказываю своим клиентам на сессиях, о необходимости взросления, о бонусах, которые они получат, о силе, о возможностях, о жизни!

Я прошла этот путь. Мое отношение к маме теперь изменилось на сочувственно-покровительское, на понимающе-принимающее. Я смотрю на нее глазами взрослой женщины. И вижу, что она-то еще не выросший ребенок-подросток, который до сих пор злится на меня.

И говорит с обидой в голосе:
— Ты не имеешь права так говорить!

Имею, — коротко отвечаю я.

Отрывок из моей будущей книги "Лихие времена".